из москвы в санкт-петербург на теплоходе
Русский Север
Путешествие из Москвы в Санкт-Петербург на теплоходе
Великие озера и реки России, монастыри и храмы Русского Севера, остров Кижи и Валаамский архипелаг
Шторм в Ладожском озере...
Многие россияне среднего достатка считают своим долгом провести отпуск где-нибудь на южных морях. Экзотика, теплая вода, изыски местной кухни и хороший сервис. Турция, Израиль, Греция, Кипр – наших туристов Средиземноморьем уже вряд ли удивишь.

Но вот парадокс! Пока утомленные солнцем соотечественники, маясь, не знают, за какую бы еще границу податься позагорать, многие иностранцы – немцы, французы, итальянцы и американцы - упорно стремятся посетить наш Русский Север. Совершить путешествие из Москвы в Санкт-Петербург, и непременно на теплоходе - по водным просторам загадочной и необъятной Руси…

Речная "подворотня" столицы

Большинство пассажирских лайнеров отправляется от Северного речного вокзала. Это главные речные ворота столицы. Здание в виде корабля-крепости со шпилем почти полстолетия считалось не только архитектурным шедевром, но и одной из визитных карточек Москвы. Многим до сих памятны кадры советской комедии «Волга-Волга».

Но сегодня Северный речной вокзал встречает туристов унылой разрухой - серые стены, какие-то заборы, осыпающийся кирпич фасада. Когда началась эта «реставрация» - уже и не вспомнить. Отныне речные ворота столицы - не более, чем обшарпанная подворотня.
Конец октября. Теплоход "Сергей Есенин" заполнен лишь наполовину. Это последний перед закрытием навигации рейс, дальше только зима.

Мы рискуем попасть в сплошные дожди. Поздней осенью природа нередко преподносит сюрпризы: на реках можно надолго встать в тумане , а в озерах утраивается вероятность нарваться на шторм...

"Унылая пора, очей очарованье!" Есть в октябрьском путешествии и определенный бонус: нам предстоит 5 дней любоваться с борта теплохода пестротой красок "золотой осени", дивной и пока еще не слишком изуродованной людьми природой русского севера.

Отправление теплоходов традиционно сопровождается «Маршем славянки». Набирая скорость, выходим в водохранилища. Когда-то заповедные подмосковные берега, строгие водоохранные зоны уже лет 15 сплошь как застроены частными виллами, неприступными крепостями-особняками и элитными базами отдыха.

Простому смертному за высоким частоколом заборов с колючей проволокой к воде больше не подойти. У иностранцев эта бесстыдная роскошь вызывает изумление, у соотечественников – досаду и злость… В Москве и Подмосковье красиво жить не запретишь.

Поднявшись по шлюзам канала имени Москвы до Дубны, ближе к ночи наш «Есенин» выходит в Волгу.
Рано утром по правому борту среди воды можно будет увидеть знаменитую Калязинскую колокольню.

Когда-то здесь был Никольский монастырь, еще в начале XX века кругом кипела городская жизнь. Но когда на Волге построили плотину, часть Калязина вместе с десятками деревень и храмов ушла под воду. Монастырь затоплен, и лишь высокая колокольня до сих пор, словно призрак-маяк, одиноко высится над великой рекой, молча провожая проходящие корабли…

Впереди вдоль рек и озер путешественников ждет еще немало исторических достопримечательностей, знаковых для российской государственности и русской святости.
Углич
Первая остановка - в старинном волжском городке Угличе. В этом месте река делает прямой угол, отсюда и название города.

Вдалеке остались громадная плотина со шлюзом и гидроэлектростанцией, напротив пристани корабли встречает нарядный храм святого благоверного царевича Димитрия Угличского. Церковка окрашена в красные цвета, так как построена "на крови".
Фото Александра Егорцева / Rublev.com
В 1591 году в Угличе при загадочных обстоятельствах погиб наследник Ивана Грозного царевич Димитрий (мальчику исполнилось лишь 8 лет). Считалось, что он был убит (зарезан) по приказу из Москвы.

Со смертью Димитрия династия Рюриковичей пресеклась. В народном сознании это воспринималось как катастрофа, многие отказывались верить в гибель наследника московского престола, ожидали, что царевич Димитрий каким-то чудом выжил, но на время был спрятан от людей. Тогда-то и началось Смутное время, повалили на Русь интервенты во главе с Самозванцами-Лжедмитриями…

Самого же царевича похоронили в Угличе, а вокруг его могилки и поставленной часовни возникло детское кладбище. Народ с большой теплотой относился к погибшему ребенку, называя его "неповинно убиенным".

Уже через 15 лет в Углич была направлена комиссия во главе с митрополитом Филаретом (Романовым). Как запишут в летописях, "святые мощи страстотерпца царевича Димитрия были обретены нетленными". В том же 1606 году умерщвленного наследника Ивана Грозного причислят к лику святых. Его будут почитать как особенного заступника страдающих детей: сирот, инвалидов и беспризорников.
Baby on board
Теплоход, коляска и младенцы
Решение поздней осенью отправиться с маленькими детьми в путешествие по озерам и рекам русского севера возникло спонтанно. Сезон отпусков прошел, цены на путевки упали - мы выбрали "крайний" рейс из Москвы в Санкт-Петербург, последний в этом году. После него навигация будет закрыта, дальше зима.

Чтобы в пути было веселее, мы сагитировали в это путешествие еще одну знакомую семью с двумя детьми. Наши двухместные каюты рядом на одной палубе. На детей в целях жесткой экономии берем билеты "без мест", то есть платим только за питание.

Вчетвером в двухместной каюте, конечно, тесновато. Особенно нелегко затолкать большую коляску. Где и как разместить двухмесячного младенца, чтобы он никуда не укатился? Для новорожденного из спасательных жилетов на полу сооружаем отдельное ложе, ставим на спасжилеты люльку от коляски - детская кроватка готова!

До этого многие "сухопутные" нас усиленно отговаривали. Ну, куда вы с маленькими детьми! Им будет скучно на теплоходе, где вы будете с ними гулять? А новорожденный? Как вы собираетесь с огромной коляской лазить по трапам и палубам? А если заморозки, ветра и дожди? А если в шторм попадете?..

Таких "а если?.." оказалось так много, что мы, устав от советов, просто помолились святителю Николаю, взяли у священника благословение и решительно отправились в путь. В итоге обрели целую неделю непередаваемого счастья, душевного восторга и покоя! А дети...
Дети на судне освоились очень быстро, московскую "скуку" как рукой сняло. Играли в каютах, гуляли по палубам, ходили с нами на все экскурсии. Скажу честно, мы давно не проводили с детьми столько времени на природе, на свежем воздухе!

Сегодняшняя Москва не слишком располагает к прогулкам: машины, толпы неадекватных людей, загазованность, грязь и зараза - и постоянное внутренне напряжение...

А здесь - чистота и свобода! Лишь ветра шум, шелест воды и убаюкивающее поскрипывание переборок. На десятки и сотни километров нет ни городов, ни сел, ни автомобильных дорог - только водная гладь и глушь лесов! Безлюдье, покой и умиротворение.
Предштормовой рассвет в Ладожском озере
Фото Александра Егорцева / Rublev.com
Остановись, мгновенье!
На пути в Петербург судно проходит несколько великих озер и рек: Волгу, Шексну, Ковжу, Свирь, Неву, Рыбинское водохранилище, Белое озеро. Но особенно уникальны озера - Онежское и Ладожское.

Полдня вы - словно в открытом море, берегов не видно, до горизонта гладь. Только изумляешься, какие же колоссальные запасы воды сокрыты в самом сердце России!

В непогоду можно попасть в серьезный шторм, ничуть не уступающий морскому – когда многотонные волны с грохотом бьют в борт и захлестывают палубу, а ветер такой силы, что сбивает с ног…

Много тайн и затонувших за века кораблей хранят эти озера.
Реки также по-своему неповторимы. Например, никак не спутаешь Ковжу со Свирью – у каждой свой особенный цвет воды, рельеф берегов и растительность.

Пожалуй, главное, что пленяет в этих пейзажах – абсолютно дикая, не тронутая природа. Десятки километров никакого жилья, лишь изредка у самой воды крохотные деревеньки из трех-пяти стареньких хижин, в которых единственное транспортное средство – катер или моторная лодка.

А какие здесь осень преподносит цвета! Лес в несколько ярусов – ярко желтые и золотые массивы берез перебиваются вкраплениями оранжевого, темно-красного, смешиваются с зеленью сосен – и все это великолепье, дополненное мрачными тучами, отражается в застывшей глади реки.

Ни словами, ни фотосъемкой не передать это разноцветье! Бескрайние просторы воды, лесов и неба как будто гипнотизируют.
От немого восторга замирает сердце, так и тянет повторить восклицание Фауста Гёте:
«Остановись, мгновенье!»
Волжские просторы. Осень
Фото Александра Егорцева / Rublev.com
Стоя часами на палубе и заворожённо любуясь медленно проплывающими берегами, невольно задумываешься о вечности. Даже если ты не философ, ощущаешь себя песчинкой в этом, не нами созданном, мире. А вся наша жизнь с ее заботами, проблемами и неотложными делами – лишь суета сует…

Мы когда-то уйдем, а эти могучие реки в своей вечно текущей воде все так же будут отражать небеса…
На нашем маршруте остановки и заходы в знаменитые монастыри-крепости, северные форпосты Руси. Их основали святые.

Кирилло-Белозерский монастырь, Ферапонтов, Александро-Свирский, Спасо-Преображенский Валаамский. Наконец, заповедник древнерусского деревянного зодчества – остров Кижи в Онежском озере.

Трудно даже представить, как в эту глушь пробирались когда-то наши первопроходцы? И выходит так, что эти суровые края первыми осваивали и покоряли не вооруженные княжеские дружины, а святые монахи-отшельники. Без денег, вооружившись одной лишь молитвой, шли они в самые уединенные и суровые уголки русского севера…
Кирилло-Белозерский монастырь
Пристань "Горицы"
Вологодская область. Пройдя ночью вверх по реке Шексне, теплоход швартуется к крохотной пристани возле поселка Горицы. Небо в тучах, и с утра зарядили дожди. Но нам это не помеха. Захватив куртки, зонты и дождевик на коляску, грузимся в экскурсионный автобус.

Протрясшись минут 20 по холмам Вологодчины, туристы высаживаются у стен древнего Кирилло-Белозерского монастыря. Эта знаменитая на всю Россию обитель основана учеником Сергия Радонежского преподобным Кириллом на берегу Сиверского озера.

Территория поражает размахом: очень длинные крепостные стены, мощные башни, и множество храмов внутри. Не раз монастырю приходилось выдерживать осаду интервентов. Помнят эти стены и храмы великих русских князей, царей и святых.

Храм-призрак по встречному курсу
Крохинская церковь Рождества Христова
За островами скрылась пристань «Горицы»; еще 2 часа, и река Шексна закончится. Вдалеке уже заметна гладь Белого озера. Внезапно по курсу судна открывается ошеломляющий вид! Навстречу «Сергею Есенину» по реке медленно плывет… белокаменный храм.
КОГДА В РОЖДЕСТВЕНСКУЮ ЦЕРКОВЬ ВРЕЗАЛСЯ ГРУЗОВОЙ ТЕПЛОХОД - СТЕНЫ НЕ ВЫДЕРЖАЛИ, И КУПОЛ РУХНУЛ.
А ПОД СВОДАМИ ОБНАЖИЛИСЬ лики СВЯТЫХ!
Лет 25 назад, когда мне впервые довелось здесь побывать, церковь Рождества Христова в Крохино была еще с куполами. Наверное, такой увидел ее и Василий Шукшин, когда снимал в этом районе Вологодчины свою «Калину красную».

Эти два черно-белых фото я сделал, наверное, еще в 80-х годах, когда шел по Шексне в Ленинград. В советское время Рождественский храм использовался как маяк на выходе в Белое озеро.
Волны с годами размывали фундамент, снег и ветра подтачивали стены. Однажды, сбившись с фарватера (возможно, в тумане, который здесь не редкость), в Рождественскую церковь врезался сухогруз… Стены не выдержали, и купол рухнул. И тогда проходящим по Шексне теплоходам предстали дивные росписи, фрески и лики святых. Но и они уже навсегда утрачены...

Сегодня церковь без куполов и дала крен. Печальное, даже мистическое зрелище. Как один из символов нашей истории ХХ века.
Полузатопленный храм - словно истерзанный штормом призрак-корабль, навечно ставший на мель в тихом устье реки Шексны...
Рождественская церковь на Шексне
Фото Александра Егорцева / Rublev.com
В "Калине красной" Шукшина есть несколько кадров крохинской церкви. Храм Рождества Христова, несмотря на затопление, не был еще разрушен и стоял тогда прямо. Увы, больше мы его таким никогда не увидим...

И в 90-е, и в 2000-е храм еще можно было спасти. Энтузиасты и волонтеры били в набат, пытаясь сохранить этот памятник ушедшей России. Не смогли...

У государства были тогда куда более важные заботы, чем спасать в глуши русского севера какие-то затопленные церкви. Вологодская епархия в этом восстановлении никакого практического смысла тоже не видела - богослужения в Рождественском храме совершать всё равно некому, да и не за чем... Посреди реки, вдалеке от людей и цивилизации, открытый всем ветрам с Белого озера - кому он здесь теперь нужен?..

И всё-таки грустно почему-то. И каждый раз, когда по Шексне мимо затопленной церкви Рождества Христова проходит очередной корабль, отчего-то очень тоскливо становится на душе, и больно смотреть на останки погибающего на глазах храма.

С борта проходящих теплоходов фотографируют эту церковь ошеломленные интуристы, спешат сделать селфи отдыхающие россияне. И так каждый год... Для сотен тысяч туристов храм на Шексне - одна из ярчайших достопримечательностей маршрута. Но пройдет еще несколько лет, и от храма больше ничего не останется.... Только холмик-островок посреди реки и одинокий буй, предупреждающий судоводителей об опасной отмели.

А ведь храм и сейчас еще не поздно спасти, хотя бы законсервировать. И не такие уж страшные средства для этого необходимы. И волонетры-энтузиасты еще продолжают биться за его сохранение. Неужели ни государство, ни российский бизнес так и не откликнутся? И лишь подобно туристам, молчаливо взирающим на проплывающий мимо храм, так и останутся в стороне...
Плывущие по небу купола. Остров Кижи, Карелия
Фото Александра Егорцева / Rublev.com
Плывущие по небу купола
Осень на острове Кижи
Выйдя из реки Ковжи в Онежское озеро, судно берет курс на остров Кижи в Карелии. Переход занимает почти полдня. Берегов не видно, кругом лишь водная гладь до горизонта, а за кормой часами кружат крупные чайки. Временами кажется, что ты не в озере, а в открытом море. Временами вглядываешься вдаль и ждешь, что вот-вот кто-то крикнет заветное - "Земля!"


Пройдя за несколько дней огромные водоемы – Рыбинское водохранилище, Белое и Онежское озера – мы так ни разу и ни попали в качку.

Даже немного обидно – осень, сезон штормов – идем по последнему, самому большому, Ладожскому озеру, но опять штиль и на воде гладь… А так хотелось увидеть волны, вдохнуть бури, но в этом рейсе, видно, не судьба.

Наш рейс близится к завершению, впереди последняя остановка маршрута – остров Валаам.
Белая ночь опустилась безмолвно на скалы,
Светится белая ночь напpолет.
И не понять - то ли небо в озеро упало,
И не понять - то ли озеpо в небе плывет.

(Из песни «Карелия»)
Северный Афон
Остров Валаам
Традиционно маршрут рассчитан так, что на Валаам теплоходы из Москвы приходят на утро. Целый день пассажиры гуляют по сказочному острову, посещают вблизи со скалистой пристанью Воскресенский и Гефсиманский скиты, затем на катере отправляются в центр Валаамского архипелага. Минуя крохотный островок с Никольским скитом, высаживаются в Монастырской бухте.
Дальше – экскурсия в «центральную усадьбу». Несмотря на северные широты, в разбитом прямо на скалах монастырском саду, благодаря уникальной почве и трудам монахов, когда-то росли не только яблони, но даже виноград и арбузы!

Этот древний монашеский остров, по праву называемый Северным Афоном, не раз посещали российские императоры. Главная достопримечательность – многоярусный Спасо-Преображенский собор, в котором покоятся мощи основателей монастыря – преподобных Сергия и Германа, а также хранится редкая (в человеческий рост) чудотворная икона Божьей Матери - Валаамская.
Уже вечером уставшие, промерзшие и счастливые туристы возвращаются на борт теплохода. Вместе с нами с острова уезжает и группа монастырских экскурсоводов. В этой навигации наш рейс - последний для туристических теплоходов с заходом на Валаам. Еще 15 минут, и «Сергей Есенин» под прощальным эскортом чаек покинет приветливую бухту – теперь до следующего года…
И грянул шторм…
За кормой удаляются скалы с соснами. По традиции, при отходе от Валаама из динамиков теплохода над озером разносится чарующая музыка Чайковского, «Лебединое озеро». Впереди семичасовой переход по Ладожскому озеру, стремительный спуск по Неве и конечная пристань – Санкт-Петербург…

Странный маневр теплохода пробуждает от дремы. Выйдя в открытое озеро, покрытое барашками волн, и качнувшись на левый борт, «Сергей Есенин» внезапно делает разворот на 180 градусов. Не снижая скорости, судно быстро идет в обратном направлении. Полчаса, и мы снова в знакомой бухте острова Валаам. Чем вызван такой сюрприз, только догадки. Может, забыли на острове кого-то из пассажиров или экипажа? Но нет, спущен трап и, судя по основательности швартовки, стоянка надолго.

Причиной спешного возвращения, как оказалось, стал внезапно разыгравшийся в Ладожском озере шторм. Ночью в ближайшие 7 часов, по метеопрогнозам, ожидается усиление. Резкий северо-восточный ветер, высота волн 2,5 метра и выше…

И грянул шторм...
Фото Александра Егорцева / Rublev.com
Наутро, проснувшись, пассажиры ожидали уже увидеть берега Невы, но были удивлены знакомыми скалами. У многих заранее куплены билеты на поезд из Санкт-Петербурга, у кого-то вечером из Пулково самолет на Камчатку. А здесь…

Новый прогноз еще хуже вчерашнего. За ночь шторм на Ладоге только увеличился, в отдельных районах озера волна до 4-х метров!

МЧС выдает штормовое предупреждение, выход в Ладожское озеро запрещен. По рации передали, что вокруг Ладоги на реках Нева и Свирь уже скопились караваны судов.

Ветер усилился и стал ледяным. Повеяло зимой. И только наш «Сергей Есенин» - в полном одиночестве - в центре озера, заперт штормом в спасительной бухте святого острова.

У пассажиров и экипажа появилось неограниченное время – бродить по лесам и скалам, исследовать дальние скиты.

Экскурсий по острову больше не будет - теперь уже до весны. Торопиться некуда, можно спокойно вдыхать целебный воздух Валаама, внимать шуму ветра и таинственному шепоту леса.
Фото Платона Чернова
Дивная природа сказочного по красоте острова издавна вдохновляла великих художников России! Во многих картинах любимого Шишкина (который специально сюда приезжал, жил здесь и творил) легко угадываются знакомые пейзажи Валаама. Озера и скалы, сосны, мхи и папоротники.
На скалах Валаамма
Фото Платона Чернова
На следующий день погода только ухудшилась. Горизонт покрыт «барашками», волны уже забегают в бухту и даже здесь, в укрытии, ощущается легкая качка. Мы снова одни, и только чайки, не рискуя спускаться в воду, замерли на причале.
Если чайка села в воду,
Жди хорошую погоду.
Если чайка бродит по песку,
Моряку сулит тоску.
Эту старую морскую примету-пословицу я когда-то услышал от своей матери, которая всю жизнь посвятила судовождению и, будучи старшим помощником капитана на грузовых «Волго-Балтах», повидала в морях немало штормов.

С 80-х годов я десятки раз ходил с ней по Ладоге на судах разного класса, был свидетелем многих аварий: отказывало рулевое управление, корабли сталкивались, садились на мель, пробивались на подводных скалах, горели, боролись со штормом...
Что такое шторм на Ладожском – самом большом озере Европы – знаю не понаслышке, приходилось уже попадать. Условия навигации здесь приравниваются к морским, а силу и аномальную разнонаправленность ладожских волн всерьез исследовали ученые.

С давних пор судоходство в этих местах связано с тремя главными рисками: скалы, шторма и туманы.

Летом 1996 года трехпалубный туристический теплоход «Циолковский», оказавшись в тумане, ошибся бухтой и на полном ходу вылетел на берег – «отодрать» от скал его смогли только к осени...

Помню, тем летом мы долго бродили по острову и, под конец заблудившись, вышли на пустынный берег. Среди редких сосен над обрывом стояла одинокая избушка бакенщика. Напротив её окон замерла рубка с капитанским мостиком. Внизу на коричневых скалах, уткнувшись в острые камни, белела громадина пассажирского лайнера.

Команда давно покинула судно, и "Циолковский", словно призрак из Бермудского треугольника, весьма колоритно вписался в сказочный пейзаж Валаама.

Недавно перебирая фотографии из домашнего архива, нашел и несколько тех, что успел тогда сделать после кораблекрушения в 96-м году. Теперь это история...
Транспортные происшествия на Ладоге случались довольно часто, поэтому решение нашего капитана пережидать шторм в укрытии было вполне оправданным.

Так прошли три дня… Официально наш тур давно закончился, «сгорели» билеты на обратные поезда, а ветер все не утихал.

На "Есенине" подходили к концу запасы продовольствия. Зато в судовом ресторане пассажирам на ужин уже бесплатно предлагали бокал вина.
Стояние в спасительной бухте
Фото Платона Чернова
Сжалившись над вынужденным «стоянием», монахи разрешили нам обдирать яблони в монастырском саду, а в полночь пригласили на литургию в Воскресенский скит.

Уложив детей спать в каюте, мы вновь покидаем корабль. С пристани в кромешной темноте среди сосен и скал поднимаемся на вершину горы.

Ночью совсем морозно, на лице тают первые снежинки приближающейся зимы. С озера приходят порывы ветра, он то гудит, то завывает - и порой становится не по себе.

Кажется, что вот-вот из мрака острова появятся какие-то сказочные чудовища... Их стоны слышны совсем рядом, а вокруг всё теснее смыкается кольцо жутких исполинов, в темноте уже можно различить, как шевелятся их огромные щупальца...
Вспомнив о фонарике, наконец подсвечиваем себе путь. В рассеянном луче перед нами расступаются исполины-сосны, одергивая щупальца своих ветвей.

Вот и Воскресенский скит, в окнах видны огоньки, всенощная уже началась.

Незабываемое ночное богослужение!.. В храме мерцают лампады, неспешно поет хор, торопиться больше некуда: у монахов впереди вся зима, наши дети спят на борту, до рассвета судно без нас не уйдет - всё равно шторм...
Лишь на четвертые сутки, как только северо-восточный ветер сменился на северо-западный, шторм на какое-то время стал затихать. «Запертый» на острове «Сергей Есенин», почуяв свободу, наконец, вырвался из ловушки.

Валаам покидали спешно, «Лебединое озеро» уже не включали, на борту ощущалось напряжение – лишь бы успеть проскочить… Но до Петербурга мы так и не дошли…

Согласно прогнозам, шторм вот-вот мог возобновиться. Не желая рисковать, капитан повел судно обратным курсом – на реку Свирь.
В плену у шторма. Валаам
Фото Платона Чернова
Круиз окончился уже поздно ночью в поселке Лодейное поле. Специально присланные из Петербурга автобусы сняли пассажиров с судна и отвезли, подобру-поздорову, к ближайшей железнодорожной станции.

Да, в этот раз мы не увидели Северной столицы, не прошли по Неве. Но стоит ли огорчаться?! Даже не жаль «сгоревших» билетов на поезд из Петербурга, ведь после ТАКОГО путешествия на Русский Север – нам будет, что вспомнить!

Как «не выпускал» нас загадочный монашеский остров, как четверо суток трехпалубный «Сергей Есенин» прятался в спасительной бухте. Наконец, как отражалась в ладожских водах валаамская осень Карелии…

Долго будет Каpелия сниться,
Будут сниться с этих поp
Остpоконечных елей pесницы
Над голубыми глазами озеp…

Александр ЕГОРЦЕВ
Фото Платона ЧЕРНОВА и Александра ЕГОРЦЕВА
Долго будет Каpелия сниться,
Будут сниться с этих поp
Остpоконечных елей pесницы
Над голубыми глазами озеp…
Made on
Tilda