МОСКВА - СЕВАСТОПОЛЬ
новогоднее путешествие на машине
Зимний Крым
4 500 км
Из Москвы в Севастополь и обратно
Паромная переправа и горные перевалы
Новый год в Крыму
Со «свободным паденьем» рубля надежды россиян провести новогодние каникулы на море в теплых краях рухнули.

- Все плохо, рубль упал, кругом война! – ужасались пессимисты. - Доллар и евро подорожали, хлеб и вино подорожали, турпутевки за рубеж подорожали – всё пропало!..

Парковки, эвакуаторы, долги за ЖКХ, вынесение мозга телепропагандой – всё это ежедневно отравляло самочувствие и настроение москвичей, и без того задыхавшихся в каменных тисках мегаполиса...

Чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитый Новый год, в последних числах декабря мы все же решились отправиться в путешествие на юг. Путевки за рубеж в условиях кризиса отпали сразу. Разрекламированные курорты Сочи большинству россиян теперь тоже не по карману. Итак, остался самый бюджетный вариант – на машине в Крым…
- Вы с ума сошли? В Крым? Зимой, на машине? Да еще с маленьким ребенком? – Возмущенные друзья пытались отговорить. - На переправе шторма, а если море совсем замерзнет? В Крыму страшный гололед – охота вам Новый год в кювете встречать? Да и украинская армия вот-вот может новое наступление развязать, а Крым рядом!
Что ж, волков бояться - в Крым не ездить... Залив полный бак и забросав в машину наскоро собранные куртки, шапки, сапоги, мы рванули прочь из Москвы. Вниз по карте России, навстречу неизвестности...
Бедные-бедные москвичи! Задыхаясь от выхлопных газов кишащего машинами и людьми мегаполиса, ежедневно сходя с ума от излучения миллионов проводов, ретрансляторов и концентрированного людского напряжения - жители Москвы походят на гамбургеры в микроволновке...

И только вырвавшись за МКАД, далеко и надолго, внезапно испытываешь невероятную легкость и восторг! Где-то позади остались все твои проблемы, трудности, заботы; ослабевают колки перетянутых нервов-струн. Впереди бесконечная лента дороги, белизна заснеженных полей, мельканье речушек, лесов, деревень - скорость и счастье свободы...

Трасса М-4 «Дон», раньше узкая и разбитая, считавшаяся «дорогой смерти», сегодня представляет собой вполне приличный автобан. Есть платные участки, но они того стоят: ограничение скорости местами не 90, а все 130 км/час. Правда, много камер.
Если вы не хотите потом полгода изучать географию по приходящим штрафам, скоростной режим выше разумных пределов лучше не нарушать.
В стороне от скоростной автомагистрали остаются Кашира, Новомосковск, Ефремов, Елец, Задонск. Слева за полями показались купола главного собора обители святого Тихона Задонского. Перекрестившись, шепчем молитву и другому русскому святителю - Митрофанию Воронежскому.
В каждой области свои святые.
Переночевав где-то за Воронежем, снова устремляемся к югу. Однообразие трассы скрашивают придорожные билборды с информацией о достижениях области: надоях молока, поголовье скота, промышленности, музеях и усадьбах. В Ростовской области нечаянно замечаем, что снега уже нет - лишь чернозем степей и редкие рощицы пирамидальных тополей.

Краснодарский край, Кубань. Вскоре за станицей Кущевской сворачиваем с трассы направо. Дальше только по навигатору (на проселочных дорогах легко заблудиться): Тимашевск, Славянск-на-Кубани, Темрюк. Наконец, в станице Голубицкой показалось долгожданное море! Азовское. А еще через несколько километров открылась панорама и на Черное море.

Таманский полуостров, картина невероятная: слева - Черное море, справа - море Азовское, впереди - Керченский пролив, а за ним - Крым. В пролив на несколько километров уходит коса Чушка - узкая полоска земли, по которой вдоль воды проложены железная дорога и автополотно (они упираются в причалы паромной переправы порта "Кавказ").

В Керченском проливе накануне бушевал шторм, переправа только-только возобновилась, и на косе Чушка успела скопиться длинная очередь из легковушек и большегрузов. Но самое неожиданное: не одни мы отважились под Новый год прорываться в Крым! В очереди несколько сотен машин, в каждой второй маленькие дети.

То ли кризис так сказался, то ли мы и вправду самая отчаянная нация в мире – но ни гололед, ни непогода, ни идущая по соседству война не в силах были удержать наших сограждан.

Керченская переправа заняла 13 часов… Для конца декабря, учитывая «несезон», очень долго! Многие к такому стоянию были не готовы, все-таки не лето!

Холодный ветер, дождь. У кого-то в очереди заканчивалось горючее, до парома толкали вручную. Но пережитые неудобства вскоре были компенсированы экзотикой зимнего Крыма. Русского Крыма!

Керченский пролив мы пересекли на пароме уже после полуночи. Добравшись до центра и поузнавав цены в отелях, с набережной отправились дальше по улице Свердлова. Через пару километров возле Морского рыбного порта на пересечении с улицей Марата наткнулись на отель "Меридиан". Большущая и бесхитростная гостиница советского типа, но и цены соответственно тоже советские. Чтобы до утра отлежаться и восстановить силы - вполне приемлемо.

Первое, чем удивил зимний Крым – изменчивая капризная погода. Ночью и утром могли пройти ливни, а через пару часов над морем уже сияло солнце. В отличие от занесенной метелями Москвы, в Крыму снега почти не наблюдалось (выпадал он «точечно», и то в основном в горной местности).
Утром Керчь встречала хмурым небом и холодным дождем, вместо отдыхающих по центральной набережной гуляли промокшие чайки. Через площадь Ленина мимо украшенной новогодней ёлки семенили куда-то редкие керчане. То ли город еще спал, то ли всех дождем смыло...

От Керчи до Севастополя 280 километров. Сперва по холмам и равнине. Перед Феодосией дорога выводит на побережье Черного моря и несколько километров идет вдоль безлюдных песчаных пляжей. Впереди покажутся горы Южного берега Крыма.

Чтобы отсюда попасть в Севастополь, можно поехать двумя маршрутами: свернуть в Судак и дальше вдоль моря по бесконечным серпантинам ЮБК (через Алушту, Ялту, Форос). На этом пути вас ждут захватывающие дух пейзажи, но с удовольствием оценить их смогут лишь автопутешественники с хорошим вестибулярным аппаратом. Вам предстоит полдня пропетлять по горным склонам: если в машине кто-то предрасположен к "укачиванию" - дивная по красоте дорога может оказаться пыткой, а в салоне потом потребуется проводить химчистку...

Более простой и, видимо, быстрый вариант - по прямой трассе через Старый Крым уйти на Симферополь, оттуда уже повернуть на Севастополь. На пути тоже будут горы, но редкие серпантины на них с Южным берегом ни в какое сравнение не идут.
Севастополь. Любимый Город-Герой, за оборону которого в Великую Отечественную войну моя бабушка получила медаль, после возвращения в Россию стал особенно близким. Вновь родным, своим!
Сейчас Севастополь готовился к встрече Нового года и Рождества.
На площади Нахимова уже стояли наряженные сосны. Центр города по красоте иллюминации, пожалуй, не уступал Москве. Вечером на улицы высыпали родители с детьми. Севастополь жил ожиданием праздника!

При виде радостных крымчан невольно вспоминались соседние Донбасс и Украина. Там всё ещё голод и холод, артобстрелы, гибель людей… Не вернись тогда полуостров в состав России –возможно, сейчас и весь Крым был бы утоплен в крови. Это не пропаганда - я знаю, что говорю.

Хотя, если уж по совести, Крым украинским никогда и не был. Достаточно посмотреть на памятники: соборы, набережные, дворцы и бастионы. Малахов курган, усыпальница российских адмиралов. Херсонес, Судак, Бахчисарай. Везде наследие греческой, татарской и русской культур. Украина за минувшие десятилетия привнесла в Крым лишь жёлто-голубую символику, трезубцы и дорожные указатели на "мове", но и те уже незаметно и безболезненно заменили...

Не люблю трафаретные фразы, но в данном случае, действительно, восторжествовала историческая справедливость.
За ночь ветер разогнал тучи, и над Севастополем засияло зимнее солнце. По красивейшей ялтинской трассе, мимо Балаклавы и Фороса, направляемся в гости к нашим знакомым в Гурзуф.

Продав квартиру в Екатеринбурге, журналист Елена Голованова вместе с мужем перебралась в Крым. Поселились они высоко в горах, на склонах лавандовых полей над Гурзуфом. С веранды их домика, любовно названного "Лавандой", открывался дивный вид на уходящие в облака неприступные скалы Ялтинского заповедника и забравшуюся далеко в море Медведь-гору - Аю-Даг.

Кое-как припарковав на склоне машину, мы сразу включились в предновогодние хлопоты. Пока женщины украшали стол фруктовой мозаикой, мы с дочкой решили нарядить ёлку. Правда, ёлок в доме у Головановых не оказалось (они и не требовались) - прямо во дворе росли кедры и пихты.

Ёлки для Крыма большая редкость, вместо них на «ёлочных базарах» продаются лишь сосны. Даже в знаменитом Никитском ботаническом саду (расположенном на склонах между Ялтой и Гурзуфом) – за неимением елей - на Новый год принято наряжать огромную многовековую секвойю…

Всё это было диковинно и экзотично. Последние дни декабря, а здесь на Южном берегу Крыма - зеленеет трава, трепещут на ветру пальмовые ветви и распускаются цветы...
И все-таки нам, северянам, очень не хватало снега! За 3 дня до Нового года тяжелая туча зацепилась за вершину Ай-Петри, и в горах над Ялтинским заповедником наконец прошел долгожданный снегопад.

В поисках новогоднего крымского снега 30 декабря по горным серпантинам мы направили машину к Ай-Петри. Водопад Учан-Су, летом обычно пересохший, сейчас потрясал своей мощью. Тонны ледяной воды с грохотом низвергались со скал, на сотни метров вокруг разнося бриллиантовый дождь леденеющих капель.

Возле водопада с некоторой тревогой мы обратили внимание на временный дорожный знак, предупреждавший, что дальнейший подъем на Ай-Петри "закрыт". Исключение допускалось только для машин «с повышенной проходимостью».

Поскольку ни шлагбаума, ни кордонов поблизости не наблюдалось, победу над здравым смыслом одержал наш любимый русский "авось". Решив, что «Рено Логан» на зимней шипованной резине (правда, совсем "лысой", а от шипов и след простыл) ничуть не уступает внедорожникам, мы смело продолжили восхождение...

Замечу, что "авось" нас еще ни разу не подводил. С благоговением вспоминая народную мудрость "чем круче джип - тем дальше бежать за трактором", мы всегда находили возможность застрять в самых экзотических местах. Не изменили традициям и на этот раз...
Чем выше, тем холоднее. Наконец машина достигла полосы снегов. Выбравшись на горный перевал, мы попали в настоящую зимнюю сказку!

Справа остался обледеневший поселок. Стены и крыши домов, локаторы и радиовышки, припаркованные машины – всё покрыто белоснежной коркой, все замерзло, вымерло, будто мы подъехали к царству Снежной королевы.

Вид поселка и завораживал, и тревожил – что же здесь произошло, почему ни одна машина не завелась? Застывший пейзаж подозрительно напоминал фильм-катастрофу «Послезавтра».

Узкая колея, петляя в сугробах, ведет к горизонту и сливается с небом. А кругом заснеженные сосны, похожие на коралловые рифы (видимо, результат прошедшего над горным плато ледяного дождя).

«Белое безмолвие», кажется, так называлась одна из песен Владимира Высоцкого...

Как давно снятся нам только белые сны,
Все иные оттенки снега занесли.
Мы ослепли давно от такой белизны,
Но прозреем от черной полоски земли.

Наше горло отпустит молчание,
Наша слабость растает, как тень.
И наградой за ночи отчаянья
Будет вечный полярный день.

(В.Высоцкий)

Проехав в одиночестве по горному плато еще пару километров, наконец по льду скатились к станции Канатной дороги «Ай-Петри». Стемнело, со смотровой площадки море уже почти не различалось, далеко внизу за черными отрогами гор тысячами огней мерцала Ялта.

До Нового года оставались сутки. Пора в обратный путь, на ночлег нас ждали в Гурзуфе…

Машина завелась легко, но с места почему-то не сдвинулась. Ни вперед, ни назад… Мы оказались в ловушке. Колеса беспомощно проскальзывали по гладкой как стекло ледяной дороге…

Чтобы выйти на спуск к Ялте, сначала предстояло преодолеть по льду 500 метров вверх. «Полысевшая» зимняя резина с остатками шипов для такого подъема непригодна. Местные татары на "Ниве" пообещали было помощь, но вскоре и сами, несмотря на полный привод, чуть не скатились обратно. Зимний каток в крымских горах стал для нас абсолютной преградой.

Впереди ночь, в машине маленькая дочка, за бортом минус 15 градусов, и датчик бензина почти на нуле. Хотели новогодних приключений? Получите… Остается только Николе Угоднику молиться - чтобы не дал замерзнуть в этих татарских горах русского Крыма.
- Что, москалики, застряли? – Голос из темноты вывел из оцепененья. Возле нас, словно ниспосланная свыше чудесная колесница, стоял огромный внедорожник с намотанными на колеса цепями. Над кабиной торчали два "жовто-блакитных" флажка, под кузовом светились украинские номера.

– И давно вы тут, москалики, отдыхаете? Чадо ваше не замерзло? – Увидев с нами ребенка, лихой водитель-украинец помягчел. – Давай трос, я на цепях, вас в гору и по льду вытяну! Куда только вас в такую погоду занесло!

Крепя трос, водитель счел своим долгом пожурить российские СМИ и политику:

- Мы на Украине к россиянам-то нормально относимся, но вот ваше телевидение, что за брехню оно показывает! Вот, я – украинец, и что, теперь я бандеровец?

- Ну, знаете ли, а ваши украинские СМИ, ТСН, к примеру – они что, разве не брешут?!

- Не спорю, наверное, и наши тоже брешут.

- А кому выгодна эта трагедия, рассорить два народа, чтобы русские с украинцами убивали друг друга?..

- Ладно, не будем спорить, поехали… Слава Украине!

- Дружбе слава! Поехали…
Разрезав фарами темноту, джип резво потянул нас по льду на подъем. Какой-то сюрреализм! Рядом в каких-то 500 км идут жестокие боевые действия. А здесь, по вершинам Ай-Петринской яйлы русского Крыма, в предновогоднюю ночь в одной связке идут две машины: украинская семья выручает из беды русскую… И кто бы что потом ни говорил о «хохлах» и «укропах» - мы долго еще будем вспоминать этого водителя-украинца, пришедшего на помощь в экстремальной ситуации… Видимо, в горах еще сохраняется какой-то интернационализм.

Новый год мы встречали в Евпатории, в квартире моего однокурсника с филфака МГУ. Москвич Дмитрий Емец, известный детский писатель, автор нашумевших книг о Тане Гроттер (русский ответ британскому колдуну Гарри Поттеру), вместе со своей многодетной семьей давно переехал в Крым. И, кажется, ничуть не жалеет. Покой и свобода – лучшие спутники творчества!

Хотя "покой" в большом семействе - понятие относительное. Накануне Нового года младшие Емцы пребывали в броуновском движении: разбрасывали по квартире игрушки и инструменты, потом обратно всё это собирали, постоянно путались под ногами и никак не давали родителям сосредоточиться на мыслях о главном - как уместить всех за столом, чем бы таким празднично-постным накормить и где достать ёлку... Впрочем последнюю проблему нам удалось решить. Еще на склонах Ай-Петри мы набрали кедровых веток, а на трассе докупили настоящую новогоднюю сосну, которую шумное семейство тут же и принялось наряжать.
Электричество, несмотря на все опасения, в новогоднюю ночь не отключали, и крымчане, наконец, посмотрели поздравление Владимира Путина (теперь уже и своего Президента), услышали бой Кремлевских Курантов. А на утро 1 января сотни евпаторийцев уже гуляли по берегу Черного моря.

На Новый год стукнул мороз, хотя и без снега. Песчаные пляжи заполонили родители с детьми. Неугомонные мальчишки из семьи Димы Емца тут же ухитрились набрать в башмаки морской воды, и писателю ничего не оставалось, как только надеть им на ноги вместо носков перчатки.

На следующий день 2 января вместе с семьей Емцов на двух машинах мы отправились в Бахчисарай. Воспетый Пушкиным фонтан в ханском дворце зимой не работал, кормить всю нашу детскую ораву в кафе для туристов было не совсем по карману - в итоге мы решили снова поехать в горы, показать малышне настоящий снег. Из Бахчисарая есть немного опасная, но очень красивая дорога, которая через горный перевал ведет прямиком на Ялту (то есть это подъем на Ай-Петри, только с противоположной стороны). Говорят, там даже горнолыжный курорт должен быть (а значит, снег-то мы точно встретим).

Путь проходил через села Танковое, Куйбышево и Соколиное. Отсюда уже начиналась зона снегов. Дорога становилась всё уже и хуже, навстречу с гор спускались в основном внедорожники и легковые с цепями на колесах. Дмитрий Емец, зная о нашем предновогоднем приключении на вершине Ай-Петри, повторить то же самое на своем стареньком микроавтобусе не рискнул и остался нас ждать в Соколином. И, как оказалось, очень правильно сделал!..

Мы же, уверенные, что "авось" не подведет и на этот раз, медленно и осторожно начали подниматься по заснеженным серпантинам. Решили, что, пока колеса хоть как-то цепляются за дорожное покрытие, будем ехать вперед - а там видно будет.
Фото: Александр Егорцев / Rublev.com
Лес на склонах постепенно редел, справа временами открывалось щекочущее нервы глубокое ущелье. Вечернее солнце зашло неожиданно быстро, над горами сгущались сумерки. Вскоре дорогу заволокло туманной дымкой (по всей видимости, мы въехали в зацепившееся за горы облако). Стало ясно: до темноты перевал не миновать, но и разворачиваться среди узких серпантинов крайне опасно - приходилось всё равно ползти вперед.

На очередном повороте из-за скалы внезапно вынырнула встречная машина. Она двигалась довольно быстро, недопустимо быстро для такого спуска по зимнему серпантину... Её водитель тоже нас заметил, но слишком поздно. "Нива" затормозила, и, войдя в неуправляемый занос, заскользила по встречной полосе. В последние секунды, чтобы избежать тарана, я максимально прижал свой "Рено Логан" к правой обочине - дальше только обрыв... "Нива" продолжала скользить прямо на нас. За оставшиеся секунды нам удалось проскочить еще полметра.

- Здравствуй, "Нива"! - недоуменье, ужас, надежда тут же сменились досадой и гулким хлопком где-то сзади. Нашу машину встряхнуло, и еще на полметра отбросило с обочины к краю горы. Замерев, мы, наконец, перевели дух...

Тишину изредка нарушал легкий шелест ветра в ветвях редких деревьев. Левая задняя дверь была проломлена и больше не открывалась, хотя стекло и уцелело. Удар пришелся по касательной. К счастью, обошлось без травм.

Мы стояли на краю, одни... Врезавшейся в нас "Нивы" нигде не видно. Проскользив дальше за скалы, возможно, она решила поскорее скрыться - догонять в горах по такой дороге всё равно никто не станет.

Впрочем в данный момент меня больше беспокоило другое: мы встали на самом повороте - в любой момент кто-нибудь сверху, спускаясь по серпантину, тоже может уйти в занос и врезаться, окончательно скинув нас в ущелье. Чтобы не рисковать, я быстро выгнал всех из машины и приказал отойти к деревьям, подальше от проезжей части...
Каково же было удивление, когда снизу из-за поворота к нам задним ходом стала пятиться та самая "Нива". Признаться, мы уже и не надеялись, что она вернется. К нам подбежали напуганный водитель и его пассажиры (в салоне "Нивы" тоже сидело несколько детей). Семья была местной, из Севастополя. Все переживали, что так получилось.

Но время шло, совсем стемнело, и нужно было что-то срочно предпринимать. Вызывать в эту глушь наряд ДПС не только бессмысленно (в горах их, наверное, пришлось бы ждать до утра), но и небезопасно (оставаясь на ледяном серпантине, мы уже в скором времени рисковали собрать вокруг себя гору автометаллолома). Поэтому наскоро, как могли, сами оформили европротокол и уже двумя машинами спустились обратно к Соколиному. Там нас в тревоге дожидался Дмитрий Емец.

Чтобы заглушить перенесенный стресс, зашли все вместе в кафе и слегка поужинали. С протаранившей нас семьёй расстались уже друзьями, "Нива" ушла на Севастополь, а мы обратно в Евпаторию, к Емцам. Наутро, еще раз осмотрев наш подбитый в горах автомобиль, детский писатель вынес из дома небольшой пакет.
В окрестностях Судака. Фото Александра Егорцева
- Берите! Это от нас с женой вам подарок, - Дима Емец с улыбкой протянул какую-то коробочку. - Автомобильный видеорегистратор! Мы его вообще-то себе покупали, но, вижу, вам он гораздо нужнее. Приезжайте к нам снова, весной или летом!

Провожая нас, Емцы посоветовали остановиться на выезде из Евпатории у Лебединого озера. Дивная картина! Стаи белых лебедей почему-то не стали улетать дальше на юг, в Турцию, а остались зимовать в Крыму. Для туристов экзотика, хотя сами жители полуострова к этой картине уже привыкли. Вдоль трассы к берегу подплывают десятки лебедей и ждут, когда остановится очередная машина и кто-нибудь выйдет с рук покормить птицу хлебом.
Керчь, Симферополь, Алушта, Гурзуф, Ялта, Форос, Евпатория, Севастополь. Проехав по Крыму больше 1000 км, мы убедились в нелепости тех мрачных прогнозов, что пророчили полуострову его недруги и завистники. Несмотря на отрезанность от материковой России, Крым отнюдь не голодает, в магазинах проблем с продовольствием нет, море не замерзло, керченская переправа исправно функционирует и уже готовится к летнему сезону и массовому наплыву туристов. А учитывая запредельный рост иностранной валюты и резкое подорожание турпутевок за рубеж, среди туристических направлений наиболее перспективным остается наш Крым. Или "Крымнаш" - кому как больше нравится (хотя он и сейчас доступен и открыт для всех, кто не везёт оружия и не несёт беду - независимо от гражданства и национальности).

Сколько же войн пережил полуостров за последние полтора столетья? Крымская, Первая мировая, Великая Отечественная… Встречая множество памятников великим предкам, невольно чувствуешь, что Крым всегда оставался «нашим» - российским, советским, русским. Особенно это ощущается на Малаховом кургане и во Владимирском соборе - усыпальнице четырех адмиралов: Лазарева, Корнилова, Истомина и Нахимова.

Именно поэтому иной раз режет слух формулировка «присоединение Крыма к России». Не присоединение, а возвращение! Возвращение на Родину после искусственной и нелепой разлуки. Возвращение Крыма в Россию.

Александр ЕГОРЦЕВ

Фото автора

Made on
Tilda