мотоэкспедиция на кавказ
часть I
Москва - дон
Митрополит на мотоцикле
Часть I
Из Москвы в Грузию и обратно, 4500 километров,
втроем на двух мотоциклах.
Экстремальное путешествие во главе с митрополитом Вятским и Слободским Марком
Верхом на «гусях»
Мне обещали, что в мотоэкспедицию на Кавказ я поеду со всевозможным комфортом на машине сопровождения. Но уже на старте меня ожидал кардинальный сюрприз: всё переигралось, никакой машины не будет. В поход отправятся только два мотоцикла, свободное место лишь на багажнике... Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!..

— Скажу честно, я вообще-то со вторым номером, с пассажиром, на мотоцикле никогда не езжу, — Алексей Вайц, председатель Сергиево-Посадского отделения мотоклуба «Ночные Волки», со вздохом вручает мне мотоциклистскую куртку, шлем и перчатки. — В эту поездку исключение делаю только для тебя! Так что держись крепче и на виражах не пытайся мне помогать.

— Спасибо за доверие, только покажи, за что мне тут держаться! — с бодрой обреченностью я вскарабкиваюсь на громадный мотоцикл БМВ, в народе прозванный «гусем», и напоследок, уже вполголоса, ворчу. — Учти, Вайц, я вообще впервые на мотоцикл сажусь, так что...
Фото Александра Егорцева / Rublev.com
Договорить я не успел… Вайц крутанул гашетку, под нами взревел мощный двигатель, и мотоцикл резко рванул вперед, а я по законам физики соответственно назад и, наверное, так бы и вылетел через багажник, если бы ни прикрученные ящики и тюки, создававшие вокруг меня некое подобие массивного трона, к которому меня тут же и припечатало. Судорожно вцепившись пальцами в скобы багажника, я стал следить за дорогой, стрелкой спидометра и своими ощущениями…
Разгон, вираж, экстренное торможение, снова разгон — особенно сердце замирало на виражах и обгонах, когда мотоцикл наклонялся то вправо, то влево и, казалось, вот-вот готов был лечь плашмя на асфальт.

— Как на истребителе! Или с парашютом броситься — наверное, такие же ощущения! — с восторгом и ужасом прокричал я внутри шлема. Но меня никто не услышал. Завершив вираж, Алексей резко затормозил, и я по инерции тюкнулся шлемовизором в его затылок.
Митрополит Марк
Первая остановка на выезде из Москвы. На бензозаправке нас уже поджидал другой мотоциклист на точно таком же «гусе», увешанном ящиками, тюками, термосами и спальными мешками. Над багажником вертикально торчал какой-то тубус, то ли с палкой, то ли со знаменем.

Из-под шлема высокого крепкого незнакомца спускалась седоватая борода, а весь вид мотоциклиста чем-то напоминал героя группы ZZ Top.

На его защитном жилете виднелась металлическая эмблема крылатого льва с книгой в лапах (символ апостола и евангелиста Марка) и планка с выгравированной надписью: «Митрополит Марк».
— Владыка Марк, — со сдержанной улыбкой представился он, вместо рукопожатия благословляя нас. — Поехали, уже пора! До Каменска-Шахтинского почти 1000 километров.

Никому из водителей и в голову не приходило, что возле мотоцикла в экипировке и шлеме, без свиты и охраны, стоит настоящий архиерей Русской Православной Церкви — митрополит Вятский и Слободской Марк.

— Ну что, владыка? С Богом по всем дорогам! — произнес Вайц молитвенный девиз «Ночных Волков» и включил зажигание.

Так начался наш необычный поход к южным рубежам России — ралли и одновременно мотопаломничество по Кавказу.
М-4 «Дон»
Раз пятнадцать до этого проезжал я на машине по трассе «Дон» — на Кавказ, в Крым и Ростов-на-Дону — но только сейчас ощутил, что дорога имеет свой запах. Сено или свежескошенные поля, фермы и птицефабрики, луговые травы, дымок от деревенских печей, костерок на берегу реки, шашлык на мангале, пончики или что-то еще аппетитное (видно, рядом проехала фура со свежей выпечкой). В отличие от автомобиля, шлем мотоциклиста улавливает многообразие запахов, и трасса будто оживает.

С Тульской области леса редеют и начинаются степи, кое-где изрытые пирамидами искусственных гор-терриконов. Справа от трассы, ближе к Куликову полю замечаем высокий поклонный крест и выложенные на насыпи слова — «Воину Евгению». Так народ увековечил память молодого пограничника Евгения Родионова. Во время Первой Чеченской войны его захватили в плен боевики, за отказ снять нательный крестик и принять ислам 23 мая 1996 года юноша был казнен.
19-летний Евгений Родионов
даже не успел поучаствовать в боях, он никого не убил, не обидел.
Его подвиг — в вере и верности:
он не предал, не изменил, не отрекся…
От Москвы до Ростова перегон в 1100 километров, долгий и монотонный. Периодические платные участки, шикарная дорога. Несмотря на высокую скорость и адреналин, ближе к Воронежу начинает одолевать тяжелая дремота — глаза еще вытаращены, но сознание уже ловит какие-то сны. Тюкаюсь шлемом в затылок водителю, просыпаюсь, вижу стрелку спидометра — и сон как рукой снимает! С перепуга еще крепче сжимаю пальцами скобы багажника, из-за плеча водителя бдительно слежу за дорогой.
— Ну как? Что-то ты, Александр, какой-то бледный, — шутливо подбадривает на заправке митрополит. — Это тебе не на машине в уютном салоне.

— Круто, владыка! Только, конечно, есть напряжение, я ведь тоже слежу за дорогой. Чтобы контролировать ситуацию…

Мои слова митрополита рассмешили.

— Вот же какое замечательное человек существо! — улыбнулся владыка. — Даже пассажиру на мотоцикле, когда от него мало что зависит, все равно кажется, что он все «контролирует».

После короткой передышки трое на двух мотоциклах продолжили движение к югу. Поднятием руки — приветствуя пролетающих навстречу мотоциклистов или же в знак благодарности вежливым водителям, уступающим на скоростной полосе дорогу. Но иной раз встречались легковушки, владельцы которых не считали мотоцикл за серьезное транспортное средство и, в нарушение ПДД, продолжали занимать левую полосу. Некоторые намеренно прибавляли скорость и, создавая риск для окружающих, пускались наперегонки. На таких, свысока обернув при обгоне голову, мотоциклист бросал сквозь шлемовизор взгляд, полный укора, повертывал пальцем у виска и выказывал автохаму свое справедливое «фи».
Memento mori
Митрополит двигался первым, за ним мы с Алексеем Вайцем. На автомагистрали скорость была больше ста км/ч, но меньше двухсот… Пытаясь хоть как-то объехать очередного автохама, владыка Марк столкнулся с воздушным потоком от груженой фуры. Мотоцикл внезапно попал в турбулентность и стремительно завилял.

Зрелище была страшное, жизнь мотоциклиста висела на волоске, счет шел на доли секунд… Не растерявшись в экстремальной ситуации, владыка Марк, стоя в полный рост, стал оттормаживать задним колесом. Борьба длилась четыре или пять секунд: мы успели уклониться от столкновения, и владыка, наконец, вывел свой мотоцикл из «воблера»…

На следующей заправке решили отдохнуть подольше, взяли кофе и пирожки.
О только что пережитом экстриме не говорили. Каждый думал о своем. А может быть, и об одном и том же — о той зыбкой грани, что между жизнью и смертью, о промысле Божием, дураках и дорогах.
Сегодня ты на коне, а завтра — или через мгновение — под конем. В данном случае под «конем» железным. За те непередаваемые ощущения свободы (вкупе с адреналином), что так ценятся в среде байкеров, нужно платить, и цена порой бывает слишком высока — жизнь.
Конечно, экипировка мотоциклиста содержит множество до тонкостей продуманных средств защиты: шлем, подлокотники и наколенники, упругий жилет, специальные перчатки и обувь. Но и они не всегда спасают. Сколько каждый год, каждый месяц на дорогах гибнет мотоциклистов — лучше и не думать. Иные становятся инвалидами, лежачими, с мучительными переломами позвоночника.

Как оказалось, среди «Ночных Волков» немало верующих. Возможно, риск и не известно в какой момент подстерегающая опасность располагают к более частой молитве. Memento mori, — говорили древние философы; «памятованию о смерти» учили и святые отцы.
Фото Александра Егорцева / Rublev.com
— Пора. — Митрополит прервал затянувшееся молчание. — Завтра утром нас ждут в станице Манычской, за Ростовом-на-Дону. Будет открытие крупного фестиваля под эгидой епархии и МЧС. Опаздывать нежелательно.

И снова гул трассы, мельканье билбордов, знакомящих с достижениями Воронежской области, донские степи и оранжево-алый закат. В Ростовской области заметно усилились удары ветра. При внезапных порывах душа в пятки уходила, казалось, что мотоцикл вот-вот опрокинется. В Каменск-Шахтинский мы въезжали уже ночью.
В гостинице за ужином я тихонько поинтересовался у Алексея:

— Вайц, а почему ты, в прошлом высокооплачиваемый политтехнолог, имеющий колоссальные знания и опыт, возишься теперь с «Ночными Волками»? Респектабельный мужчина, а все на мотоцикле, да еще и возглавляешь отделение мотоклуба в Сергиевом Посаде?

Алексей Вайц,
руководитель Сергиево-Посадского отделения мотоклуба "Ночные Волки"
— Я с детства вырос на мотоцикле, это же не просто увлечение, это жизнь! И с «Ночными Волками» я не «вожусь» — они просто мои братья! Я такой же, как они, «ночной волк». А почему они мне так дороги? Несколько лет назад я сильно разбился… За то время, пока я лежал в больнице, многие от меня отошли: кто-то просто забыл, кому-то некогда, жизнь ведь продолжалась, у всех свои дела, радости, проблемы — в общем, по-разному повели себя люди… А вот эти, «Ночные Волки», они со мной оставались. В самое трудное время, когда я был лежачим. Они не ушли…

— А владыке Марку это зачем? Митрополит же! Ну, ездил бы себе на солидном авто с личным водителем, все-таки положение обязывает. Но архиерей на мотоцикле?!..
Митрополит Вятский и Слободской Марк
— «Эллинам — безумие, иудеям — соблазн», так? А ты внимательнее присмотрись: для него ведь это не прихоть, не модное увлечение или позерство. Он прошел специальную водительскую подготовку, обучение. Для него мотоцикл — это определенное познание жизни, если хочешь, пристальный взгляд с необычного ракурса. И еще… Он ведь не просто так катается по дорогам в свое удовольствие — в ходе этих походов он знакомится с множеством новых людей из той среды, в которую и не каждый священник рискнул бы войти. Да и не каждого батюшку они к себе подпустят… А вот именно во владыке, когда нет преград в виде облачений и разного рода условностей, церемоний — они почему-то видят своего. И охотно всегда с ним беседуют, прислушиваются. Как это на языке Евангелия? «Друг мытарям и грешникам». Мы даже не представляем, как для них могут быть важны такие минуты общения с православным архиереем. Когда попадем на Кавказ, в горах сам увидишь.

Что будет в горах, я так и не понял. Спать оставалось недолго. На рассвете, покинув Каменск-Шахтинский, мы отправились дальше, мимо Ростова, в одну из старейших станиц тихого Дона — Манычскую. Навстречу ветру и новым приключениям.

Свежий ветер-2016
На территории Пятницкого подворья Шахтинской епархии проходило открытие IV молодежного фестиваля добровольческих движений и патриотических организаций «Свежий ветер-2016». С раннего утра в станице Манычской был разбит большой лагерь: машины и палатки МЧС, полевая кухня, «Школа выживания» и лекционный зал под открытым небом.
Участники фестиваля, конечно, знали, что в качестве почетных гостей должны приехать вятский митрополит и «Ночные Волки», но никак не ожидали вместо архиерейского кортежа увидеть два мотоцикла.

— А где же митрополит?

— Да вон же он, тоже на мотоцикле. Тот, который с бородой.

— Это архиерей?! Да не может быть!

Собравшиеся мальчишки и девчонки спорили бы еще долго, но тут высокий мотоциклист снял шлем. Представитель оргкомитета фестиваля «Свежий ветер-2016» иерей Владислав Касьянов первым узнал владыку Марка, и донские священнослужители с недоумением и радостью пошли к архиерею под благословение…
Через 15 минут, переодевшись, владыка Марк уже стоял на молебне в окружении духовенства. Хор исполнял песнопения в честь святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, частицу мощей которого специально привезли в Манычскую на открытие фестиваля.

На встрече с молодежью митрополит Марк и представитель мотоклуба «Ночные Волки» Алексей Вайц затронули проблемы войны и христианской любви, терроризма, веры и воспитания духа воина. Но, конечно, многих ребят (да и священнослужителей) интересовало, как митрополиту удается сочетать архиерейское служение с участием в мероприятиях байкеров.
Кто-то из молодежи не выдержал и спросил:

— Владыка, а почему Вы на мотоцикле? Это ведь так необычно и даже опасно.

— Любое познание, — ответил митрополит, — может быть мотивировано либо любопытством, либо приобретением каких-то навыков и новых знаний. Байкеры, а точнее братство мотоциклистов — это тоже целый пласт общества, среди них тоже есть наша паства. Но для того чтобы лучше понять человека или даже группу людей, нужно посмотреть в том же направлении, в каком смотрят на жизнь они. Для этого нужно стать с ними на равных — и только тогда получится диалог, разговор пойдет сам собою.

Кто-то из духовенства посетовал на широкое распространение среди людей восточного оккультизма, моды на «открытие чакр», «прочистку каналов». В ответ митрополит Марк привел анекдотичный пример:

— Один человек стал с гордостью мне рассказывать о своей духовной практике: я, говорит, регулярно «чищу каналы». На что я ему ответил примером из моей практики: до семинарии, говорю, я работал сантехником. И мы тоже занимались тем, что чистили «каналы». Но для чего мы их чистили? Чтобы по ним фекалии быстрее текли... Так и с человеком: что толку чистить свой «канал», если в душе мрак, если внутри одни нечистоты. Тут сколько «канал» ни чисти — по нему все равно одна грязь будет течь. Нужно прежде свою душу очищать, всего человека преображать, а не «каналы чистить».
Пришло время расставаться. Митрополит вновь облачился в мотоциклистский костюм, отдаленно напоминающий тяжелые рыцарские доспехи. В защите и шлеме владыка действительно походил на былинного богатыря.

Проводы архиерея прошли так же необычно, как и встреча. Взобравшись на мотоцикл, митрополит вбил в навигаторе следующую точку, благословил священнослужителей и завел двигатель.

Молодежь провожала архиерея-мотоциклиста с нескрываемым восхищением. Фестиваль остался позади, в лицо нам снова хлестал свежий ветер донских, а затем и ставропольских степей.

Александр Егорцев
Фото автора

Made on
Tilda